Президент Института

Костомаров Виталий Григорьевич

    Костомаров Виталий Григорьевич

    Доктор филогогических наук, профессор

    Заслуженный профессор Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина

  • +7 (495) 330-89-01
  • кабинет 287, 2-й этаж
  • понедельник – пятница - с 9.30 до 18.00, обед - с 13.00 до 13.30

Академик Российской академии образования (РАО), член Президиума РАО. 
Лауреат Государственной премии СССР и премии Президента РФ в области образования. 
Главный редактор журнала «Русская речь», член редколлегии журнала «Русский язык за рубежом». 
Автор более 350 публикаций, в том числе 14 монографий. 
Заслуженный деятель науки РФ. Почетный работник высшего профессионального образования РФ.


Виталий Григорьевич Костомаров в программе "Разговор с Константином Косачёвым"
(радио "Голос России", эфир 11 июня 2012)


ИНТЕРВЬЮ С ПРЕЗИДЕНТОМ ИНСТИТУТА


- Виталий Григорьевич, Вы стояли у истоков создания Института. Расскажите, как всё начиналось. 
- После Второй мировой войны Советский Союз стал принимать много иностранцев, проявляющих большой интерес к русскому языку. Возникла проблема обучения иностранных студентов. Во многих вузах были созданы кафедры русского языка. Когда что-то приобретает большие масштабы, возникает проблема экономии времени и денег. Для её обсуждения стали создаваться национальные объединения русского языка. Первое объединение было создано в Великобритании, потом в других странах. Интерес к русскому языку стал в центре внимания нашего правительства. На этой волне было принято решение создать в составе Московского университета Научно-методический центр русского языка. Это было в 1964-1965 годах. Работать мы начали с большим энтузиазмом. Было создано очень много интересных работ, открыты новые направления в науке. В нашем Институте получили мировую известность Валерий Вениаминович Морковкин, Ольга Даниловна Митрофанова, Анатолий Николаевич Щукин, Алексей Алексеевич Леонтьев, Елена Михайловна Степанова, Людмила Борисовна Трушина, Зинаида Николаевна Иевлева и многие другие. Тогда мы все были молодые люди и с большим энтузиазмом пришли сюда работать, кстати, в большинстве случаев отказавшись от более высокой зарплаты. Одной из первых наших акций было создание Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ). Идея эта была первоначально не наша, а, скорее, немецко-французская, но мы её поддержали, и в 1967 году на учредительной конференции в Париже была провозглашена МАПРЯЛ. Первым её делом был поиск путей повышения квалификации зарубежных преподавателей русского языка. Нормально, если преподаватель иностранного языка в среднем имеет возможность раз в пять-шесть лет съездить в страну преподаваемого языка и пообщаться с его носителями. Так было с английским, с немецким, с французским языком, но не с русским. Была очень забавная ситуация, когда русисты ездили на стажировку по русскому языку в Германию, ведь там было очень много русских после войны. Кстати, в этой стране русский язык широко изучался и до, и после Второй мировой войны. По инициативе МАПРЯЛ был поставлен вопрос о расширении возможностей стажировки в Советском Союзе. Так постановлением Совета Министров от 23 августа 1973 года Научно-методический центр русского языка при МГУ имени М.В. Ломоносова был преобразован в Институт русского языка имени А.С. Пушкина. Мы сразу поставили вопрос о постройке здания, а первое время снимали помещение на улице Щусева, сейчас это Гранатный переулок. К Олимпиаде 1980 года было сдано общежитие, и с 1981 года Институт русского языка им. А.С. Пушкина размещается в специально построенном для него комплексе зданий на юго-западе Москвы на улице Волгина. Несколько лет назад наш Институт получил статус государственного вуза и, в соответствии с приказом Министерства образования Российской Федерации от 5 марта 1998 года, переименован в Государственный институт русского языка имени А.С. Пушкина.

- Виталий Григорьевич, каким Вы видите будущее Института? 
- Я думаю, что буду­щее нашего Института, естественно, связано с будущим русского языка, России. Конечно, будет очень много изменений, и они уже сегодня очевидны. Институт создавался как специализированное учебное заведение, в основном для переподготовки зарубежных преподавателей русского языка. Сейчас их, во-первых, стало меньше, а во-вторых, они стали уже достаточно сильны и у себя в странах. В этом отношении интересно назвать такую страну, как Вьетнам: то, что там появилась сильная русистика, во многом заслуга Института. Большинство кандидатов и докторов наук, которые работают сейчас во Вьетнаме и способны сами воспроизводить кадры и образовывать своих преподавателей, окончили наш Институт. Сейчас Институт приобретает новый статус, новые функции. Три года назад мы открыли филологический факультет и теперь принимаем российских студентов на полный курс обучения, которого у нас раньше не было. Студенты, обучающиеся сейчас на филологическом факультете, будут очень интересными специалистами, которых, строго говоря, не готовит так сознательно и целенаправленно ни одно другое учебное заведение в России, даже такие замечательные учреждения как МГУ и РУДН.

- Расскажите, пожалуйста, о научной работе в Гос. ИР Я им. А.С. Пушкина. 
- Сейчас многое изменилось в организации научно-исследовательской работы. Раньше Институт делился на две части: первая часть - это полностью перешедший в Институт Научно-методический центр, то есть это научно-исследовательское учреждение с очень сильной практической направленностью. Главная задача - прикладная: издание новых современных учебников русского языка, хрестоматий, словарей, включая видео-, аудио-, компьютерные и Интернет-курсы, кинопособия и т. д. Идея учебного словаря, например, во многом связана с Институтом русского языка. Сейчас она общепонятна и общеизвестна, но по-настоящему она была сформулирована именно у нас в Институте. Мы впервые посмотрели на словарь как на словарь обучающий, и поэтому получилось, что, например, англо­русских словарей может быть несколько. Известно, что произношение и написание в английском языке очень сильно расходятся, а в русском языке практически нет (надо знать только правила оглушения, редукции гласных и др.). В англо­русском словаре для англичан транскрипция не нужна, а в таком же словаре для русских она является одной из главных частей. Раньше частотные словари создавались только в научных целях, а мы впервые подвели его под рамки учебного. Поэтому у нас такой словарь стал сопрягаться с идеей минимизации состава словаря. Например, был выпущен словарь под названием «Минимумы русской лексики». Одними из главных трудностей для иностранцев являются правила сочетаемости слов. Обычно говорят о грамматической сочетаемости, мы же поставили вопрос о сочетаемости, связанной со стилистикой и смыслом. В итоге появилась мысль создать словарь наиболее типичных сочетаний в русском языке, и сотрудниками нашего Института был составлен «Словарь сочетаемости русского языка», который благополучно выдержал три издания. Очень продуктивной была идея совмещения преподавания русского языка с познанием российской культуры, мы назвали это лингвострановедением. Первые работы по лингвострановедению были написаны Евгением Михайловичем Верещагиным и мной. Сейчас это очень развитая отрасль, которая уже принята в большой науке, а тогда нас ругали даже за это слово. Сейчас все эти работы будут продолжаться, но уже на другой основе. Я уверен, что Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина всегда будет высшим учебным заведением с сильной научно-исследовательской ориентацией.