Как учить бахрейнцев русскому языку

Нынешним летом состоялась вторая поездка участников программы «Послы русского языка в мире» в Королевство Бахрейн. Первый раз ребята побывали в Бахрейне в ноябре-декабре 2016 года. Результаты десятидневной экспедиции оказались настолько впечатляющими, что руководство страны приняло решение пригласить волонтеров снова. В этот раз послы русского языка пробыли в Бахрейне целый месяц, с 15 июля по 14 августа, и проводили занятия не только со школьниками, как в первой  поездке, но и с молодыми людьми 16 – 25 лет. В обеих экспедициях ребята работали под руководством ведущего научного сотрудника проектной научно-исследовательской лаборатории инновационных средств обучения русскому языку Института Пушкина Александры Ольховской.

_NdnTQMqeI8.jpg 

– Александра Игоревна, какие методические наработки Вы предложили волонтерам для преподавания в Королевстве Бахрейн и почему?

–  Поскольку это не первая образовательная экспедиция в Бахрейн, нам было на что опереться как в психологическом, так и в методическом отношении. Во-первых, мы в общих чертах понимали портрет аудитории. Во-вторых, на руках были наработки 2016 года, которые прошли апробацию в трёх странах (Бахрейне, Перу и Эквадоре) и, в принципе, доказали свою эффективность. Но всякому известно, что дважды войти в одну и ту же реку невозможно, – новые условия требовали некоторых корректив.  

Корректива № 1. Больше уроков! 

Прежде всего, разработка нового курса предполагала существенное увеличение объема учебных материалов: если в ноябре-декабре прошлого года в Бахрейне было проведено 7 занятий, то на этот раз программа обучения включала 26 уроков. Согласитесь, разница колоссальная! На помощь мне пришла боевая подруга и коллега, Варвара Михайловна Филиппова. Вместе с ней мы обсудили концепцию расширенного курса и написали сценарии новых занятий. Ряд методических «фишечек» родились уже в Бахрейне в ходе обсуждения наработок с участниками программы «Послы русского языка в мире», Андреем Суховым и Ани Авакян.

Совместными усилиями методический комплекс был дополнен такими уроками, как «Я из России. Русские промыслы», «Сколько тебе лет?», «Сколько стоит?», «Мой день», «Где? – В Москве!», «Продукты. Национальная кухня» и некоторые другие. Кроме того, было принято решение ввести три урока, направленных на повторение и закрепление изученного материала.

На занятиях использовались самые разнообразные формы индивидуальной и групповой работы. Например, ребята заучивали фразу «Моя страна – Бахрейн. Я из Бахрейна», повторяя её речитативом под ритмические хлопки (типичный для интенсивной методики приём обучения), разрисовывали деревянные дощечки хохломскими узорами, озвучивали снятые послами ролики, придумывали город своей мечты, играли в продуктовый рынок и многое-многое другое. Заключительной точкой курса стало ток-шоу «Take me to Russia», в котором учащиеся состязались за звание лучшего знатока русского языка. 

Корректива № 2. Фокус на чтении

Мне уже приходилось говорить о том, что методика обучения русскому языку как иностранному (РКИ), которую мы используем в краткосрочных образовательных экспедициях, хоть и не является в чистом виде интенсивной методикой обучения, обладает многими её чертами. В частности, акцент при изучении языка делается на имитативном проговаривании целых фраз и даже диалогических единств. При подобном подходе неизбежно страдают такие виды речевой деятельности, как чтение и письмо. Отсутствие заданий, направленных на формирование навыков самостоятельного чтения, приводит к тому, что учащиеся, глядя на слайд со словами, скорее вспоминают их звуковой облик, чем действительно читают. Расширение образовательной программы позволило ввести ряд заданий на отработку механизма чтения, что, на мой взгляд, имело положительные результаты – на выходе большинство учащихся освоили систему звукобуквенных соответствий.

Корректива № 3. Поворот к грамматике

Не будет преувеличением сказать, что разработанный ранее (для экспедиций 2016 года) курс обучения русскому языку аграмматичен  по своей природе. Повторяя ключевые фразы уроков, учащиеся, конечно, знакомятся с некоторыми грамматическими явлениями, однако этот процесс протекает фрагментарно и неосознанно. Игнорирование грамматики, вполне оправданное задачами программы «Послы русского языка в мире» и краткосрочностью курса, имеет, однако, одно негативное последствие – в голове учащихся не складывается системных представлений об изучаемом языке.

Обновлённый и расширенный вариант программы предусматривает целенаправленное знакомство с рядом грамматических категорий – родом существительных, именительным, винительным и предложным падежами, системой личных и притяжательных местоимений, спряжением глаголов. Кстати говоря, если словарь предыдущего курса не включал ни одного прилагательного, то в этот раз в него были введены названия базовых цветов. Поэтому теперь у учащихся есть возможность познакомиться с формой всех знаменательных частей речи в русском языке.

– Есть ли, на Ваш взгляд, особенности обучения русскому языку бахрейнских детей, связанные с произношением?

– Такие особенности, конечно, есть, их просто не может не быть. Однако для их точного формулирования необходимо понимать артикуляционную базу арабского языка. Хотя есть вещи, которые бросаются в глаза без всякого анализа. Например, бахрейнские учащиеся произносят звук [х] как гортанный, а не заднеязычный, что очевидным образом связано с фонематической системой арабского языка. Большинство из наблюдаемых в бахрейнской аудитории фонетических трудностей типичны для иностранных учащихся, например, неразличение твёрдых и мягких согласных, трудности в произношении звуков [ы], [ц] и [ж], смешение звуков [ш] и [щ], орфографическое чтение (без учёта правил редукции гласных и ассимиляции согласных). В этот раз мы были готовы к этому и вооружились разного рода приёмами: жужжали, как пчёлки, играли в Персидский залив, в котором волны накатывали [ш-ш-ш-ш] и откатывали [щ-щ-щ-щ], сравнивали произношение мягких и твёрдых согласных (брат – брать), переходили от звука [у] к широкой улыбке, чтобы получить [ы]. Надо сказать, на этапе презентации и первичной отработки эти приёмы действительно, работали, однако знание, не перешедшее в навык, быстро теряло свою силу, и на следующем занятии у учащихся снова были проблемы с произношением. Выход один – основательный вводно-фонетический курс, но на него у нас пока нет времени ни в одной экспедиции. 

–  Каковы Ваши впечатления от экспедиции?

– Говорю, не лукавя – впечатления замечательные! Полные аудитории студентов, влюблённые в Россию глаза и первые, пока ещё не уверенные, слова на русском языке. О чём ещё может мечтать филолог-русист!

Международная волонтерская программа «Послы русского языка в мире» реализуется Государственным институтом русского языка им. А.С. Пушкина при поддержке Министерства образования и  науки РФ в рамках Программы развития деятельности студенческих объединений (ПРДСО).

Проект направлен на формирование позитивного образа российского студенчества, продвижение русского языка и образования на русском языке, содействие расширению международного сотрудничества, образовательных и научных связей.

Программа начала свою деятельность осенью 2015 года. По результатам конкурсных отборов послами русского языка стали 123 человека (на основе рассмотрения более более 4000 заявок) из 45 вузов. Все волонтеры проходят специальный курс подготовки, разработанный Институтом Пушкина: основы преподавания РКИ (русского языка как иностранного) и РКН (русского языка как неродного), игротехники, педагогики, межкультурной коммуникации на портале «Образование на русском» и в очном формате на базе Института Пушкина.


Яндекс.Метрика
На официальном Интернет-сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" могут использоваться технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных. При Вашем несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.

The Pushkin Institute's official website may use cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of this action and agree with it and our Privacy Policy. If you are not agree, we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.