Почему именно квест?

Недавно в нашем институте произошло неординарное событие – в рамках празднования Дня российской науки для студентов был проведена образовательная игра в формате квеста.

Эта идея была принята студентами «на ура», квест прошел интересно и  познавательно. Организовали игру под названием «Пропавший лексикограф» сотрудники Управления науки Института Пушкина. О том, почему была выбрана такая необычная форма обучения, как шла подготовка, рассказывает ведущий научный сотрудник проектной научно-исследовательской лаборатории инновационных методов обучения русскому языку Александра Ольховская.

DSC_0884.jpg

– Почему именно квест? Ни для кого не секрет, что вызовы XXI века существенно повлияли на современное образование. Обучение сегодня становится всё более активным, мобильным, творческим и игровым. Появилось даже особое направление под названием edutainment («развлекательное» обучение). Преподаватели пребывают в состоянии перманентного поиска новых оболочек, которые способны заинтересовать и увлечь учащихся.

А как проще всего понять, чем заинтересовать студентов? На мой взгляд, ответ прост – нужно понаблюдать, что они делают в свободное от учёбы время, чем они занимаются с удовольствием. Думаю, никто не станет спорить с тем, что одним из популярных способов времяпрепровождения сегодня является квест. Возникнув как жанр компьютерных игр, он постепенно трансформируется в форму экстремального досуга, а затем начинается осмысляться как педагогическая технология. И хотя теоретическое осмысление этой технологии оставляет желать лучшего, в журналах всё чаще появляются практические разработки обучающих квестов. Это – и неудивительно. Квест обеспечивает динамику, вовлечённость в игровое пространство, интеллектуальную и эмоциональную отдачу участников. Их улыбку и горящие взгляды, наконец.

– Как возникла идея его проведения?

– Идея вызревала долго. Всё началось с того, что однажды мне довелось читать курс учебной лексикографии в магистратуре. Курс был разработан с учётом того, что у студентов есть базовая лексикографическая подготовка. Однако, к моему удивлению, её практически не оказалось. Задавшись вопросом «Отчего это так?», я пришла к выводу, что это связано с отсутствием полноценного курса лексикографии в бакалавриате.

Программа филологической подготовки составлена так, что на приобретение лексикографических знаний и навыков отводится ничтожно малое количество часов в рамках курса «Лексикология». Конечно, такое положение дел показалось мне крайне несправедливым. Хотя бы потому, что словарь является основным источником авторитетных сведений о языке, а лексикографическая работа – немаловажным исследовательским методом, к которому так или иначе обращается каждый филолог.

Так пришло осознание того, что лексикографический пробел нужно как-то восполнять. Не имея на это аудиторных часов, мы могли добиться этого только с помощью внеаудиторного мероприятия. Так и появилась задумка провести лексикографический квест. С лёгкой руки научного сотрудника Института Пушкина Марии Парамоновой он приобрёл название «Пропавший лексикограф».

– Как вы отбирали вопросы для квеста?

– Вопросы мы не отбирали, мы их придумывали, и это был самый увлекательный этап подготовки квеста. Сначала мы с ведущим научным сотрудником института Галиной Фёдоровной Богачёвой работали индивидуально – каждый за своим столом писал задачки-головоломки, решить которые можно только с использованием словарей. Затем мы собрали общую базу заданий (их получилось порядка 30) и выбрали из них 8 самых интересных. При отборе мы руководствовались, во-первых, посильностью заданий, а во-вторых, наличием у них особого сказочного или детективного духа. Например, такие локации, как «Древний дуб», «Маска, я тебя знаю!», «Долина призраков», «Мастер дешифровки», «Непроходимое болото» вполне нас устроили. А вот задание «Жизнь замечательных людей», связанное с узнаванием лексикографов по предметам, мы исключили, посчитав его сложным. Справедливости ради надо сказать, что авторство большинства отобранных заданий принадлежит Галине Фёдоровне. У неё на это особый «магический» нюх. Легенда о лексикографе Магнусе, превращённом в фикус злым волшебником Нигилисом, родилась у меня сама собой. Кстати, во время отбора волонтеров на программу «Послы русского языка в мире» в Оренбурге. На заключительном этапе подготовки мероприятия к нам подключилась Мария Парамонова и влила в процесс немалую дозу креатива. Мистическая афиша в чёрно-красных тонах – её рук дело. 


Яндекс.Метрика